kiratata (kiratata) wrote,
kiratata
kiratata

О поединке, дискуссии, жизни и смерти. Часть 1

Внимание!

Из-за большого числа комментов пост "разъехался" вширь - так что для того чтобы читать его в нормальную ширину, заходите по ссылке:


http://kiratata.livejournal.com/51543.html?mode=reply#add_comment


***************************


Некоторое время назад мы имели небезынтересное эпистолярное объяснение-дискуссию на тему вражды, борьбы, идеологического противостояния и реальной схватки вплоть до убийства противника. Концепция нашего оппонента базировалась на пафосе отрицания роли личного аспекта отношений в идеологической борьбе; кульминационным пунктом этой позиции явилось утверждение, что в идеале противники могут оказывать друг другу помощь против общего врага (причём помощь не только военную, но и чисто каритативную – принять в дом раненого недруга на лечение и т.п.), после чего, тем не менее, на следующем этапе они будут стремиться убить друг друга по своим "принципиальным" причинам – мировоззренческим / идеологическим / политическим и пр. Именно такое отношение к борьбе, по мнению нашего оппонента, является адекватным и достойным для обеих враждующих сторон.

Указанная точка зрения дала нам повод в очередной раз осмыслить и сформулировать ряд положений относительно личного противостояния и борьбы, в частности – относительно уничтожения противника, а также насчёт отношения к теме убийства /теме смерти вообще.

Сформулированные соображения естественным образом поделились на логическую/ прозаическую и образную/ поэтическую части. В итоге получилось примерно три фрагмента – эссе о поединке, стихотворение о нелюбви к смерти и практические выводы, то есть наши принципы ведения дискуссии. В таком виде мы их и публикуем.

Поединок

Говоря о поединке, мы имеем в виду личное противоборство любого уровня – от виртуальной (например, сетевой) дискуссии до физической схватки с оружием в руках. Разумеется, практические обстоятельства поединка на разных уровнях отличаются друг от друга очень сильно; однако понимание принципиальных заходов к теме позволяет проводить аналогии между различными практическими обстоятельствами, осуществляя тем самым "перевод" базовой конструкции поединка с языка на язык.

В нашей личной "метафизике" поединок как таковой занимает исключительно важное место. При этом для нас поединок мыслится в аспекте исключительно ЛИЧНОГО противостояния – противоборство с безличным, абстрактным, "обобщённым" противником мы за поединок не считаем, как не считаем за поединок борьбу с эпидемиями или стихийными бедствиями. Поединок в нашем понимании – это схватка двух уникально-конкретных свободных разумных существ, по той или иной причине оказавшихся в ситуации противостояния и способных / желающих вложить в борьбу все свои силы, дарования, потенции и т.д. и т.п. Из самого этого определения становится понятно, что при надлежащем отношении к делу поединок раскрывает огромные возможности максимального развития и реализации личного потенциала – что само по себе, несомненно, великое благо.

Однако этого недостаточно. В нашем понимании, безусловной ценностью обладают только те вещи, которые неразрывно сопряжены с личным ОБЩЕНИЕМ / ДИАЛОГОМ – а отнюдь не те, которые по существу дела являются монологичными / солипсичными, хотя формально изображают собой те или иные виды общения. Отличить подлинное общение от суррогата оного весьма несложно – достаточно всерьёз задаться вопросом, интересуется ли человек своим оппонентом / собеседником – или же интересуется собой на фоне оппонента / собеседника, желает он совершенствования и постижения истины оппоненту / собеседнику – или желает совершенствования самого себя посредством оппонента / собеседника, другой вариант – желает оказаться носителем истины по отношению к оппоненту / собеседнику.

Все эти моменты в высшей степени проявляются в поединке любого вида и любого уровня.

При адекватном отношении к делу, в полноценном общении, поединок даёт возможность сформулировать и выразить свою собственную позицию и довести её до сведения противника, равно как и воспринять адекватно позицию противника, способствует осознанию моментов несогласия между противоборствующими позициями – а, стало быть, и взаимному разъяснению / осознанию недочётов в обеих позициях, которые всегда лучше видны со стороны, чем изнутри, способствуя тем самым нащупыванию путей возможного консенсуса.

Существенным моментом любого поединка является нанесение удара, практически всегда сопряжённое с тем или иным причинением боли – как на физическом, так и на морально-гносеологическом уровне (выявление и демонстрация неправоты / несостоятельности противника в его убеждениях и рассуждениях, фиксация аберраций в его процессах познания и пр.). При адекватном отношении к делу нанесение удара / причинение боли не является самоцелью – а является лишь средством вызвать противника на контакт, побудить его проявить себя, войти в процесс взаимного ознакомления, а также обратить его особое внимание на тот или иной аспект взаимодействия / противоборства. Всевозможные проявления садомазохизма и доминирования, по нашему разумению, в значительной мере лишают поединок его глубинного смысла – ибо превращают диалог / общение в акт солипсического самолюбования на фоне "вещным" образом используемого противника.

Здесь мы вплотную подходим к теме ЭРОСА. Поединок как таковой в нашем понимании есть явление глубоко, онтологически эротичное; при этом никоим образом не следует путать и смешивать эрос с сексом – тема соотношения поединка и секса сама по себе есть тема уже давно и вполне достаточно отработанная, однако мы имеем в виду нечто абсолютно иное.

По нашему глубокому убеждению, не имеет никакого смысла сводить онтологические основы человеческого существа, его подсознательные, базовые побуждения, к вопросам секса / продолжения рода. Есть все основания полагать, что, несмотря на безусловную важность этих вопросов, в них всего лишь частным образом реализует себя изначальная доминанта человеческого бытия – ТВОРИТЬ НОВОЕ. Богоподобие образует сердцевину нашего устройства – и поэтому всё, что связано с СОЗИДАНИЕМ по большому счёту, равно как и с ОБЛАДАНИЕМ по большому счёту, заведомо волнует человека, представляется ему желанным. Исключительно важно понимать, что СОЗИДАНИЕ и ОБЛАДАНИЕ взаимно определяют и взаимно обусловливают друг друга: невозможно ничего создать, если ты ничем не обладаешь, и невозможно обладать тем, чего ты не создал хотя бы в каком-нибудь смысле – прежде всего, в смысле ВОСПРИЯТИЯ. Воспринимая новое, ты делаешь его "своим", в тебе оно претворяется из "внешнего-безличного" в "твоё-уникальное" – и таким образом процессы созидания/обладания сливаются воедино. В этом смысле жизнь действительно полна ЭРОТИКИ – однако под эротикой подразумевается не тотальное стремление к сексу, а единая творческая основа бытия, стремление СОЗДАВАТЬ НОВОЕ и этим новым ОБЛАДАТЬ – даровать ему жизнь, взращивать, побуждать к совершенствованию, поднимать до себя и открывать путь вхождения в полноту творчества. "Учитель, научи ученика, // Чтоб было у кого потом учиться" (с) – конечно, не единственно возможная, но достаточно точная и адекватная формула вселенской эротической доминанты.

Поединок, по нашему глубокому убеждению, предоставляет возможность для эротического взаимодействия в наивысшем смысле слова – ибо он позволяет увеличить глубину взаимопонимания, взаимораскрытия, взаимопроникновения – и, вследствие этого, возможность обретения той самой истины, которая, как известно, должна была бы рождаться в спорах – но это происходит далеко не всегда по причине недостаточности эротического само- и взаимо-вложения спорящих.

Здесь мы напрямую подходим к вопросу о том, как соотносятся между собой ОБЩЕНИЕ – ЭРОС – ЛЮБОВЬ, и какое место во всём этом может занимать поединок.

Любовь, в нашем понимании, есть акт ОДАРЕНИЯ, направленный на ВОЗРАСТАНИЕ "объекта" любви – прежде всего, возрастание в аспекте РАСКРЫТИЯ УНИКАЛЬНОСТИ И УВЕЛИЧЕНИЯ СВОБОДЫ любимого существа; эти две стороны неотделимы друг от друга – и вместе с тем сопряжены с возрастанием радости от СОВМЕСТНОГО созидания / взаимного одарения.
Любовь в основе своей есть явление глубоко ЛИЧНОЕ – то есть с максимальной эффективностью "работает" такое одарение, которое важно именно для данной конкретной личности, а не для "человека вообще". Это нимало не отменяет ценности простых и жизненно необходимых даров – будучи принесёнными в любви, они приобретают особое, личное измерение.

Как мы видим, поединок может открывать великие возможности для личного узнавания противниками друг друга – а, стало быть, для взаимного одарения именно ЛИЧНЫМ образом. Как известно, разного рода поединки мудрых и великодушных людей не так редко имеют продолжение в виде надёжной и плодотворной дружбы.

Из всего вышеизложенного естественным образом следует наше отношение к такому поединку, который заканчивается УБИЙСТВОМ ПРОТИВНИКА. Понятно, что по жизни ситуации бывают разные, обстоятельства иной раз скручивают людей настолько, что они оказываются не в состоянии распутаться и разойтись адекватно; однако существует великая разница между "НЕ МОГУ" и "НЕ ХОЧУ" – которая и определяет, по сути дела, основные параметры бытия конкретного человека, векторы его действия, каркас его мировоззрения. Именно об этом аспекте восприятия мы и хотим сейчас говорить.

Поединок, заведомо и осознанно направленный на уничтожение противника, в нашем понимании есть явление глубоко абсурдное, можно сказать – онтологически отрицающее само себя; убивающий своего врага расписывается в том, что НЕСПОСОБЕН вместе с ним совершить ничего плодотворного, что результатом такого взаимодействия является пустоцвет – крах и фиаско предполагавшегося творческим предприятия. Можно уподобить такую ситуацию убийству после интимного свидания – совершаемого в истерическом припадке, в аффекте, вместо того чтобы в дальнейшем вместе воспитывать ребёнка или по крайней мере вместе выпутываться из затруднительного положения. Можно сколько угодно рассуждать о "символике жеста" и "эстетике само- /взаимо- уничтожения" – однако эти "красивые" слова по сути являются просто прикрытием онтологического бесплодия, в некотором роде – нравственной импотенции прибегающих к подобной аргументации.

Здесь возникает довольно-таки интересный философский момент. Зачастую любители указанного свойства "красивостей" норовят снять с себя ответственность, ссылаясь на то, что, как известно,"смерти нет", что каждый отправляется туда, где получит возможность дальнейшего развития – и, таким образом, убийство следует расценивать не как истребление, а только как некоторое изменение имеющегося статуса. Что можно на это возразить?

Оставив в стороне многообразие религиозно-философских представлений о том, как устроен человек и что происходит с ним после смерти, обозначим лишь один безусловный факт. Совершающий убийство заведомо имеет целью ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ОБЩЕНИЯ с тем, кого убивает. Независимо от того, какие ещё последствия влечёт за собой акт убийства, убивающий однозначно манифестирует: противник как живой, то есть – активный и свободно проявляющий себя субъект общения, ему НЕ НУЖЕН. В некоторых случаях нужны игрушки в виде эмоциональных воспоминаний, приносящих наслаждение самого разного рода, в виде виртуальных образов, дополняющих и оттеняющих эстетику внутреннего монолога – но РЕАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР НЕ НУЖЕН.

Возвращаясь к представлению о поединке как о личном противоборстве / взаимодействии, имеющем своей целью раскрытие возможностей ПЛОДОТВОРНОГО ОБЩЕНИЯ, мы вновь приходим к выводу, что уничтожение противника лишает поединок его сокровенного смысла – поскольку, как мы видим, сознательный выбор убийства при любом раскладе означает ПРЕДПОЧТЕНИЕ МОНОЛОГА ДИАЛОГУ.

А теперь рассмотрим эту ситуацию применительно к нашей обыденной жизни, к общению не в "военной" ситуации, а в "мирной".

В переводе с языка оружия на язык вербального взаимодействия поединок при любых обстоятельствах воплощается в дискуссии; возникает вопрос, как именно будут выглядеть при этом те свойства и закономерности, о которых говорилось выше. Ответ на этот вопрос можно сформулировать следующим образом.

Тот, кто воспринимает поединок-дискуссию как способ не только в точности довести до оппонента свою позицию, но и в точности выслушать его, чтобы добиться максимального взаимопонимания – тот стремится продолжать обмен мнениями невзирая на возникающие трудности, используя разнообразные заходы, в том числе обращаясь к аргументации противника с целью выработки общего языка, общего понятийного аппарата; результатом такого взаимодействия, при надлежащем отношении к делу обеих сторон, явится новый уровень понимания обсуждаемой проблемы и дальнейшее плодотворное общение.

Тот же, для кого поединок-дискуссия является всего лишь способом пролонгирования себя, кто стремится в лучшем случае к "самопознанию и самосовершенствованию", в худшем – к наслаждению лицезрением себя на фоне противника, тот не ищет с оппонентом взаимопонимания, не пытается вникнуть в его аргументацию и тем более честно встать хотя бы для эксперимента на его позицию; он жаждет любой ценой добиться согласия или по меньшей мере признания, не получая же оного – впадает сперва в раздражение, а затем – в неистовство, всё более истерически требует немедленно прекратить сопротивление – и в итоге просто разрывает общение, нимало не смущаясь тем, что дискуссия не принесла полноценного плода. Реальный партнёр ему не нужен, нужен лишь повод к самолюбованию – поэтому вывод "умри для меня, не будь (и/или) будь лишь моим воспоминанием" представляется в такой ситуации вполне естественным.

Подведём итоги.
Какое резюме будет логичным завершением нашего рассуждения?
Немного перефразируя библейское изречение, можно сказать – "Вот перед тобою жизнь и смерть, благословение и проклятие… Выбери жизнь!" В советское время, кстати, была песня в таком же смысле, если кто помнит: "Солнечному миру – да, да, да! Ядерному взрыву – нет, нет, нет!"

Скажем сейчас и мы то же самое:

Жизни – ДА.
Смерти – НЕТ.
Поединку/дискуссии – ДА.
Убийству/разрыву – НЕТ.


Наши принципы ведения дискуссии мы представим вам чуть погодя, а в ближайшем постинге выложим стихотворение, написанное, как уже говорилось, по ходу всех означенных размышлений – "Признание в нелюбви к смерти".
Tags: Кредо, Нравственно-философское, Онтология творчества, Эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments