kiratata (kiratata) wrote,
kiratata
kiratata

Categories:

Время говорить на "ТЫ"

Нижеследующий текст можно рассматривать как своего рода кредо – ведь когда человек говорит о каких-то важных, главных для него вещах, это всегда представляет из себя предмет веры, ибо речь идёт не о мире вне нас, не о мире без нас – но о том, какими глазами мы этот мир видим. Перед вами, стало быть, очередной текст из разряда "наше кредо". Можно также считать его продолжением и развитием темы "Как мы любили, рассказать?.." – потому что он касается стержневых моментов нашего личного бытия, нашего бытия-вместе.

Мы неоднократно пытались сформулировать ответ на вопрос, чем же мы таким всю жизнь интересуемся-занимаемся, какой такой мыслью можно объединить всю пестроту конкретных видов нашей деятельности. На определённом этапе нам удалось уловить наиболее важный, наименее частный аспект – и сейчас мы хотим поделиться этим обретением с вами.


Наиболее лаконично – хотя и наиболее патетично:)) – можно сказать, что нас прежде всего интересует тема общения на "ТЫ"; в частности – история раскрытия в человечестве дара к этому общению, в пределе – поиск путей к наиболее полному и наиболее широкому общению такого рода.

Речь идёт именно о "ТЫ" капслоком, а не о "Ты" с большой буквы:

не преклонение одного существа перед другим – но равноправность, в самом глубоком смысле, абсолютно значимых друг для друга самоценных личностей. Самоценных не в том смысле, что "ценных-для-себя, а на прочее наплевать" – а в том смысле, что конкретная личность ценна как таковая, сама по себе, не применительно к каким бы то ни было проистекающим от её существования благам.

Абсолютная значимость "ТЫ" – а не рассмотрение в зеркале собеседника своего собственного "Я":


разумеется, рассмотрение себя в самом принципе тоже важно – однако по сравнению со значимостью вглядывания в "ТЫ" со-общника, собеседника, рассмотрение себя является глубоко вторичным, и значение имеет по преимуществу применительно к раскрытию возможностей общения.

Первично и абсолютно значимо – само общение, а не что-то к нему "прилегающее":

не установление наиболее адекватных социальных взаимоотношений, не теоретические поиски путей налаживания межличностных контактов, не умение сплотить воедино разных людей ради некоей цели-задачи, тем более – ради некоего идеала, и т.д. и т.п. Всё вышеуказанное мы находим достаточно важным, однако вторичным и вспомогательным по сравнению с реальным общением конкретных лиц.

Психология и социология, валеология и политика, религия и культура – прекрасны и необходимы, но лично мы стремимся иметь к ним касательство по большей части применительно к решению конкретных проблем. Хотя, конечно же, осознание каких-то базовых положений, нахождение формулировок, помогающих на теоретическом уровне обосновать то, что является ключевым на уровне практическом – это да, это тоже для нас очень важно, прежде всего – в качестве мотивации, побуждающей к реальному действию. Постулат – девиз – ключ – реальное действие, личное обращение к личному собеседнику. Последнее – несомненно главное.


Теперь попробуем штрихами набросать основные направления, в которых означенный интерес наш был реализован фактически, по жизни.


В детстве для нас обеих играло огромную роль общение с героями художественных произведений, прежде всего книжными – и, конечно же, мы воспринимали всех тех, кого любили, не в третьем лице, а сугубо во втором. Более того – не в первом лице, а исключительно во втором: не образец для подражания и не идеал для самоотождествления – но некий "ТЫ", с кем можно разговаривать и играть, с кем вместе можно изучать окружающий мир, узнавая при этом всё больше и больше друг о друге. Такой "ТЫ", вместе с которым взгляд на мир неповторим – с другим "ТЫ" он будет совершенно иным. Друзей-ровесников и даже друзей-взрослых у нас тоже всегда было достаточно – но общения с любимыми героями это нисколько не заменяло и не отменяло. На определённом этапе мы осознали для себя этот факт как своего рода основообразующий, и даже ввели соответствующий вопрос в анкету, которую составили для выявления "единомышленников". Суть вопроса была такова: что наиболее значимо для опрашиваемого в любимой книге – художественная форма, сюжет / интрига / загадка, или же персонажи? Мы довольно-таки безмятежно полагали, что уж кто-кто, а наши собственные друзья без сомнения дадут тот же ответ, что и мы: ну конечно же, важнее всего герои!.. Однако вопрос оказался куда более ключевым, чем мы ожидали – значительная часть опрошенных, с кем мы имели разнообразные общие интересы, ответствовала: "разумеется, литературный язык!" или "ну конечно же, сюжет!" – что не только удивило нас и озадачило, но дало весьма основательную пищу для дальнейших размышлений.

Что касается практики альтерризма, то есть общения с мирами второй реальности – то для нас всегда был определяющим тот аспект, о котором говорит в эссе "О волшебных сказках" Дж.Р.Р.Толкин, относя к изначальным, древним потребностям человека желание "осматривать бездны пространства и времени", чтобы (!) "говорить со всем и понимать всё, что живет и движется в мире". Связку "чтобы" мы добавляем от себя – Профессор рассматривал две эти потребности независимо друг от друга. Развивая сию мысль, мы можем сформулировать свой вывод таким образом: "в человеческом сердце обитает исконное стремление к ОБЩЕНИЮ, к контакту со всем существующим миром; тяга к нему тем сильнее, чем более затруднительной является возможность контакта – и чем более странным, удивительным, экстравагантным представляется подразумеваемый контактёр. С этим и связано стремление побывать всюду, куда только достигает мысль, увидеть собственными глазами всё, что только можно себе вообразить и т.д. и т.п. Конечно, при этом имеется в виду не простое любопытство, не абстрактная тяга к знанию – а возможность личного соприкосновения, обретения опыта новых взаимоотношений" (из неоконченного трактата "Альтерра и мы"). Для нас лично всё это реализовалось в общении с нашей собственной альтеррой – и это драгоценнейший опыт, поделиться которым мы мечтаем давно и жарко; возможно, когда-нибудь рассказать об этом и правда получится, хотя пока что дело движется ужасно медленно.

Восприятие евангельского благовестия означало для нас не только личную встречу с Тем Самым "ТЫ", присутствие Которого мы ощущали в наиболее важные моменты общения с другими "ТЫ" – оно означало утверждение того факта, что для Этого "ТЫ", положившего Самим Собою основу мироздания, общение на "ТЫ" является не менее важным, чем для нас; что такое общение столь важно для Него, что Он сделал всю Свою жизнь и смерть средством достижения этого общения. Когда мы занимались миссионерством (а в своё время мы немало усилий приложили к распространению религиозного просвещения), то главное, к чему мы стремились, было поделиться с собеседником радостью со-присутствия в жизни этого самого "ТЫ", общаться с Которым можно всегда – и в одиночестве, и в толпе, и в сокровенные моменты близости с другими "ТЫ".

Я не верю в Бога твоего.
Я не слышу голоса Его.
Но глядит стихов твоих окно
В мир, где всё Ему посвящено.
И, лицо приблизив ко стеклу,
Я шепчу Ему твою хвалу.


Такие стихи написала Тате одна из наших неверующих подруг – и нам трудно представить себе оценку выше этой.

Ещё один важный образ, который много значил для нас в годы юности – это образ "фиолетового смещения".

Образ-символ сей придумали не мы, а одна замечательная девушка из круга молодых ленинградских христиан, группировавшихся вокруг Духовной Академии; в компании ребят из этого круга мы проводили довольно много времени в середине 1980-х. В одном из философских разговоров и родился этот символ, означавший для нас "встречу миров" – ведь если считать, что красное смещение свидетельствует об удалении объектов друг от друга, о разбегании Вселенной, то фиолетовое смещение должно свидетельствовать о схождении. Незримые пружины Мироздания проворачиваются, миры сближаются и обращаются друг к другу лицами – чтобы увидеть друг друга и полюбить. "Слышишь, небо становится ближе // С каждым днем" ((с), "Аквариум") – это ощущение было в те годы почти физическим, и для нас оно было связано именно с образом "фиолетового смещения" – символом сближения миров, народов, эпох, социальных кругов и языков культуры. Лично для нас этот образ прочитывался прежде всего как ключ к пониманию нашего общения с альтеррой – перед нашими глазами сияли оба наши мира, разворачиваясь лицами друг к другу в мистической встрече.

Долгое время мы мечтали написать книгу под этим самым названием, "Фиолетовое смещение" – чтобы рассказать в ней обо всём сразу: про нашу, Киры и Таты, встречу и любовь, про обретение альтерры, про другие важные встречи и обретения… Затея была, конечно же, чересчур масштабна – нам и сейчас-то едва-едва удаётся хоть каким-то краешком рассказать и показать хоть что-то, несмотря на то что мы даже специально завели три отдельных журнала (kiratata про нас, archiv_alterry про нашу альтерру и alterristika про альтерризм вообще), чтобы облегчить читателю возможность восприятия столь развесистой и причудливой ментальной конструкции. Поэтому в течение многих лет всё вышеуказанное оставалось лишь мечтами. С мёртвой точки затея написания желанного произведения сдвинулась лишь тогда, когда мы встретились с книгой Марины Канторовой и Елены Лацци "Жизнь в розовом цвете" – поскольку и книга эта оказалась весьма добротной разработкой на тему встречи и обретения любви, и вдобавок сама Марина (именуемая Канторовой) является для нас человеком очень важным. Мы довольно-таки горячо дружили в юные годы, потом на много лет разлучились – и вот в 2007 встретились снова. Об этой столь значимой для нас встрече (и с Мариной, и с их книгой) мы в своё время уже писали, излагая предысторию написания трактата об альтерризме. Здесь очень важен тот аспект, что отношения альтерриста и его альтерры подобны отношениям человека с человеком, отношениям пары возлюбленных; конкретно для нас наша альтерра – такое же полноценное "ТЫ", как и "ТЫ" любого из её обитателей, равно как и "ТЫ" любого из тех, с кем нас сводит жизнь в здешнем мире.

В итоге наш трактат об альтерризме название "Фиолетовое смещение" всё-таки утратил, потому что утратил глобальность, направление работы было резко заужено – однако сама тема "фиолетового смещения" остаётся для нас актуальной и по сию пору, именно как тема встречи "лицом к лицу", дающей возможность подлинного общения-на-ТЫ.

Символично, что та самая девушка, которая когда-то сформулировала образ "фиолетового смещения" (хотя вряд ли она теперь помнит о тогдашнем нашем с ней разговоре), в жизни своей реализовала общение лицом к лицу на уровне весьма сложных взаимоотношений между народами. Ей немало пришлось жить и работать в условиях, где вопрос межэтнического взаимопонимания в любую минуту мог стать вопросом жизни и смерти. Ныне она – известный культуролог, практик и теоретик социо- и этнопсихологии. Это автор знаменитой книги "Историческая этнология" Светлана Лурье.


В каких ещё аспектах проявляется для нас тема общения-на-ТЫ, какие ещё вопросы успели нас по жизни поволновать? Навскидку можно назвать политику и поэзию, эволюцию и экологию… – да и много ещё чего, что из всего этого вырастает.


Если рассматривать социально-политический аспект, то в нём тема общения-на-ТЫ преломляется для нас как тема раскрытия личности. Говоря о правах человека, мы прежде всего имеем в виду право человека быть самим собой, возрастать в своей собственной уникальной красоте – что неотделимо от того чтобы научиться видеть уникальную красоту друг друга, научиться ценить именно эту красоту, а не пытаться расставить всех и всё в соответствии с абстрактной схемой, теоретическим шаблоном.

В этом отношении для нас огромное значение имеет ЛГБТ-проблематика – ведь люди, относящиеся к ЛГБТ, с самого рождения вынужденным образом поставлены в ситуацию "выпадения" из шаблонов, и поэтому очень важно, что происходит с каждым из таких людей по ходу его личной истории. Сумеет ли человек воспользоваться этим "вынужденным отделением от шаблона" для того, чтоб научиться полноценно слышать/видеть самого себя и Другого, строить свободное общение-на-ТЫ – или же постарается как можно скорее вернуться под власть шаблона, того или иного? Под власть шаблона можно вернуться двумя способами – либо обкорнать себя со всех сторон, завязаться в узел и слепить из этого материала нечто условно пригодное по меркам старого шаблона, либо отказаться от свободного общения в "большом кругу" внешнего мира, войти в некий "малый круг" себе подобных – и далее лепить себя в соответствии с тем, что принято в этом "малом кругу", исходя опять-таки не из самого себя, а из параметров такого же шаблона, но уже нового.

Нам самим по жизни страшно повезло, что мы-как-пара оказались "вышиблены" из очень многих шаблонов – мы уже говорили, что по сию пору не встретили в здешнем мире сообщества, где бы мы в полной мере "вписывались в понятия". Положение сие одарило нас большим опытом общения-на-ТЫ, поскольку в любом кругу мы волей-неволей были вынуждены искать сугубо личные, а не "обще-групповые" подходы к людям; так было раньше, так обстоит и доныне. Этой спецификой "невписуемости" мы обязаны прежде всего нашей альтерре – действуя как некая невидимая звезда, она смещает "космическую систему КираТата" в сторону от практически любой установленной ниши, практически любой общепринятой траектории.

Красоту общения-на-ТЫ мы имели удовольствие наблюдать даже в бизнесе – и в эпоху разудалой торговли в электричках (помните? – "Патруль вас в пути на торговле засёк? А может, всё было иначе?..":)), и в эпоху работы в оздоровительных системах. Со сколькими прекрасными людьми мы тогда познакомились, со сколькими из них продолжали дружить уже и после окончания того периода!.. А как здорово было видеть изменения, которые происходили в новичках, приходивших забитыми-зажатыми пенсионерках и учительницах – видеть как они храбреют на глазах, учатся открыто общаться, взаимодействовать вне привычных сословных рамок, видеть вдохновение, делающее пожилые лица снова молодыми.

Кстати о вдохновении. Если говорить о поэзии, то даже красоту поэзии мы не ставим выше красоты человеческого общения; в поэзии для нас прежде всего важен момент личного – насколько в ней отражается неповторимое "ТЫ" автора. Это интересует нас куда более, чем эстетика образной системы, чем философская точность и так далее. Нас оставляют глубоко равнодушными споры о том, "в первый раз такое сказано" или "не в первый". Куда важнее для нас, соответствует ли сказанное поэтом ему самому, его опыту и переживаниям. В этом смысле мы зачастую предпочитаем домашние-любительские стихи своих друзей стихам "высоких профессионалов" – ибо стихи друзей являются органичным дополнением к ним самим, а с профессионалами мы, как правило, совершенно не знакомы. (Кстати говоря, ЖЖ-общение, сочетающее в себе пространство для знакомства и сцену для выступления, даёт огромную возможность этот момент скомпенсировать!)

Ещё одна бескрайняя область, которая всю дорогу жгуче нас волнует – это тема "человек и животные". В данной области про общение-на-ТЫ говорит буквально всё: и тема возрастания человека из бессознательного состояния в сознательное, и тема дружбы с "младшими братьями", которая способна научить нас понимать друг друга, невзирая на значительную телесную разницу, и тема осознания человечеством общего братства и ответственности за всех кто живёт с нами рядом. (Если кому интересно, то мы об этом уже писали – наиболее дискуссионным оказался текст "Друг или котлета? Выбор жизненный и вместе с тем богословский", а также см. прочее по метке "Природа и цивилизация".)

Мы вообще полагаем, что, несмотря на все трудности, человечество успешно проходит путь развития в аспекте общения-на-ТЫ – что мы все, люди, учимся видеть лица даже совсем не похожих на нас существ, учимся распространять братство на иных-чем-мы: на "инаковых" людей, на животных, на биосферу в целом. Сейчас на эту тему, конечно, гораздо больше вопросов, чем ответов – но это нормально, ведь ответы не могут найтись прежде чем вопросы будут поставлены со всей остротой. Человечество учится, и наблюдать процесс этого обучения очень поучительно.

Очень важным этапом роста понимания является возникновение представления о ценности множественности/ поливариантности/ разнообразия. "Разнообразие является фундаментальным свойством мира. Если какой-то объект предстает как лишенный разнообразия, требуется поиск специальных причин этого. Разнообразие, будучи ограниченным какими-либо причинами, имеет тенденцию к самовосстановлению. Исторический процесс есть процесс смены разнообразия, а не порождение разнообразия из единообразия" (С.В.Чебанов, "Проблема биоразнообразия и христианский эволюционизм"). В нашем понимании тема разнообразия / множественности/ поливариантности связана с темой общения-на-ТЫ практически напрямую, через тему реализации личной свободы, формирования личного выбора – но углубляться в это сейчас мы не будем, всё это требует отдельного разговора.

Также вкратце, буквально пунктиром, хочется сказать про наши отношения с современной философией. С одной стороны, степень нашего знакомства с великой земной культурой достаточно точно описывается формулой "чукча не читатель, чукча писатель" ((с) из анекдота) – с другой стороны, университетское образование всё же оставило в наших головах минимальный след, так что перехватывать интересующую информацию и сажать её на заложенную основу нам с пятого на десятое удаётся. В этом смысле мы заранее извиняемся за неизбежный дилетантизм нижеследующих суждений, но считаем нужным их здесь всё-таки привести. Речь идёт о том, что в современной философии мы навскидку выделяем парочку идей, близких к нашей теме общения-на-ТЫ – это идея "подлинной коммуникации" Карла Ясперса и идея "Я и Ты" Мартина Бубера. При этом "подлинная коммуникация" Ясперса, кажется, довольно сильно похожа на то, что имеем в виду мы – а относительно Бубера всё гораздо сложнее, тут у нас имеется много отличий. Об этом тоже надо будет когда-нибудь написать отдельно, так как оно во всех отношениях ужасно интересно.


Завершая сей малость излишне затянутый очерк, можно подвести следующий итог. Мы полагаем, что человечество развивается, и что сейчас настала очень важная, может быть даже критическая эпоха – вопрос о возможности и умении общения-на-ТЫ является сейчас ключевым. Мощь современной науки и техники такова, что представляются два принципиальных варианта развития событий. Или мы – все вместе – научимся видеть каждого в лицо и исходить в своих взаимодействиях не из чисел, масс и абстрактных схем, а из жизненных запросов конкретных уникальных личностей – или нам всерьёз угрожает тотальное нивелирование/механизация общественного бытия уже не в патриархальной родо-племенной, кастовой или цеховой форме, а в форме автоматизированной линии конвейерного производства. Конечно же, мы надеемся на победу первого варианта – однако нет сомнения, что для его реализации нужно приложить достаточно много усилий. В этом смысле мы полагаем возможным обозначить нынешнюю эпоху как "Время говорить на ТЫ" – и в качестве манифестации, и в качестве призыва к действию (навроде призыва "Время пить чай!":))

Коему призыву – (собсно, и тому, и другому:)) – мы, стало быть, намерены следовать и далее; к тому же, в свою очередь, призываем и вас.


Кагрится, благодарим за внимание:)))
Tags: Богословское, Кредо, Личное, Нравственно-философское, Стихи не наши, Эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments