?

Log in

No account? Create an account

Вт, 6 дек, 2011, 06:37
Наблюдение за наблюдающими за наблюдателями (с)...

... или как Тата исполняла наш гражданский долг и попутно общалась с корреспондентом "Санкт-Петербург.ру".


Преамбула:


По ряду причин мы приняли решение, что Тата поедет и проголосует за "Яблоко", а Кира будет сидеть дома – но только нужно позаботиться, чтоб Кирин голос не был украден.
Поэтому Тата сперва должна была попасть на свой избирательный участок, а потом на Кирин. Мы решили, что нужно стараться попасть туда как можно позднее.


Итак, рассказывает Тата:


==============================

Приключения вечером 4 декабря

Я проголосовала по своему адресу (УИК № 37, Верейская ул., д.20) после 19 часов: хотела посмотреть, не поспешил ли кто-нибудь проголосовать вместо меня. Нет, всё было в порядке. Единственное, что мне прямо-таки жгло глаза – на соседнем столике, за которым сидела юная миловидная брюнетка, стояла большущая ярко-красная коробка со скрепками. На прочих столах ничего подобного не наблюдалось. Вот именно так, как описано в постеnadia_yacik: должна быть заметная условная деталь, знак для тех, кто участвует в махинациях, что надо подходить именно к этому столику. Я подумала – у меня уже паранойя? Но, если рассудить, а зачем вообще эти скрепки здесь? что ими подкалывать? Бюллетени выдаются голосователю попарно, но порознь. Все прочие документы уже скреплены скрепкосшивателем или подшиты. Если скрепки для чего-то нужны, почему их нет на других столах? Специально понаблюдала: ни за этим столиком, ни за другими скрепки в процессе голосования не использовались никак.

Проголосовав, решила-таки для очистки совести поделиться недоумением с наблюдателем. Стала искать "яблочного", мне показали, где все наличные наблюдатели сидели на скамеечке. Дама от КПРФ спросила меня строго: какого вам наблюдателя, от какой партии? Мне стало вдруг очень неудобно, что я как бы пренебрегаю другими наблюдателями, я собралась с духом и проблеяла: мол, мне вот нужен именно от "Яблока". Тогда она сказала, после небольшой заминки: тогда идите наверх, где второй участок, там есть представитель "Яблока". А здесь – нет; он один на два участка. Описала мне его кратко.

Я его нашла, попросила отойти в сторону на пару слов – очень милый, интеллигентный и очень усталый молодой человек охотно переговорил со мной. Я спросила, а чего на первом этаже нет "яблочника", и он ответил – выгнали за нарушение. Я удивилась – какое, как это? "А он фотографировал процесс голосования". Я ещё больше удивилась: а почему нельзя? Молодой человек ответил – на самом деле нет никакого законного основания запрещать вести съёмку, если при этом не фотографируются личные документы; но члены комиссии кричат, что это нарушение, и удаляют с участка. "Меня дважды удаляли, приезжал наш депутат разбираться – только тогда пустили назад". Я поняла, почему он такой притихший: ему же надо досидеть до конца голосования и пронаблюдать за подсчётом голосов, не дав повода к удалению.

Я ему сказала про красную коробочку – мол, самое лучшее было бы просто сказать хозяйке столика "ой, да вы уберите, пожалуйста, это в стол, а то мало ли что, сейчас много пишут о злоупотреблениях – вот и не надо давать оснований подозревать вас". А дальше посмотреть, как она отреагирует – если, скажем, уберёт, а потом опять вынет и положит на то же место – это о чём-то говорит.

Наблюдатель покивал мне грустно и задумчиво, и мы расстались.

Я поехала на избирательный участок к Кире – проверить там, не проголосовал ли кто за неё. На всякий случай у меня, кроме Кириного паспорта, была от неё доверенность в свободной форме – мол, отказываюсь голосовать и доверяю имяреку (Тате) проверить, не использован ли мой (Кирин) голос.

Позвонила по пути Кириной 80-летней маме: ей-то принесли урну? Ничего не приносили, никто не приходил, не звонил. Ладно, думаю, заодно проверю, не проголосовано ли за неё. Когда я примчалась на участок 1837, на Староневском, было уже без четверти восемь.

Член комиссии открыла журнал, нашла там Киру и протянула руку – паспорт, пожалуйста! Я стала объяснять, что паспорт – вот, но я не она, я просто хочу убедиться… Она немного растерялась, повернулась к председателю – но я уже увидела, что у Киры в графе – пусто, всё в порядке, но рядом с её фамилией нет аналогичной, то есть маминой –у них только имена-отчества различаются (списки-то теперь пофамильные, не поквартирные). Насчёт Киры мне было сказано: помечать что она отказывается голосовать мы не можем, а так пожалуйста – стойте хоть до закрытия и убедитесь, что никто за неё бюллетеня не получил.

Я сразу стала спрашивать – так, а где мама-то, где её фамилия в списке? Председатель безмятежно заявила: так давайте сюда маму, мы её мигом внесём в списки, вот в эти, в дополнительные! Я говорю – она не может прийти, она больная! Меня спрашивают – ай-яй-яй, так что же вы не вызвали на дом? Надо было оставить заявку, мы бы пришли! Я объясняю, что не сориентировались – раньше это делалось без заявки, наоборот, приходили и уговаривали проголосовать. Они говорят – ну, а теперь чего вы хотите, уже без десяти минут! Теперь всё! Я спрашиваю – а как я могу быть уверена, что здесь не будет фальсификации – знаете, теперь такое пишут про всякие злоупотребления! Председатель говорит – да бросьте вы, кому этот ваш один голос нужен, не смешите! И не надо претензий ко мне, пожалуйста, списки печатаю не я, вы можете пожаловаться в ТИК – вон дом напротив! Но мы уже ничего сделать для вашей мамы не можем, мы сейчас закроемся.

Я была не уверена, что должна оставить это просто так, а насчёт идти в какой-то там ТИК даже не очень поняла. Решила посоветоваться с наблюдателем, пошла искать "яблочника". Там был явно не один участок для голосования, в нескольких местах сидели люди, про которых мне сказали – "наблюдатели – да вот пожалуйста!" Мне эта публика не показалась достойной доверия – никого с бейджиками, несколько хихикающих очень юных особ, которые не могли даже мне ответить, какую они представляют партию, а также пожилой солидный мужчина, который сказал ""Яблоко?" Да у них и на половину участков наблюдателей не хватило, где им!" Однако, члены комиссии мне наши и привели представителя "Яблока" – я вам доложу, это был вообще кошмар. То есть у него бейджик был, но этим сходство с наблюдателем исчерпывалось. Он буквально лыка не вязал, покачивался слегка, а на вопрос, что делать в таком случае, как мой, сказал – "да что, что… а вот я сам не знаю, что! Я сам в таком же точном положении, меня нет в списках!..." Я ему говорю – вы в совершенно неадекватном состоянии, вам не кажется? А он подумал и сказал – "а вот это вы зря, наоборот, в адекватном!" (может, это философский юмор такой? – "в адекватном для таких выборов", пришло мне в голову уже теперь). Потом этот парень на моих глазах достал из сумки жестянку, отхлебнул и ушёл с участка – где-то без одной минуты восемь или ровно в 20-00. Я была поражена и сразу подумала – а может, он вообще подставное лицо, а? но проверить это не могла никак.

Попробовала дозвониться в милицию, по телефону, который советовали предвыборные официальные листки – ничего не вышло, меня переадресовали на другой телефон, а там было занято всё время. В итоге, пошла я всё же в ТИК – исключительно потому, что рядом и мне надо было в соседнее здание. Там охранник очень дружелюбно поискал со мной вместе нужную дверь – ясно, что люди там не шли потоком, охрана толком не знала, куда меня девать с заявлением. Там в кабинете все нервно делали что-то с бумагами, говорили по телефону – как я поняла, член комиссии оправдывалась и извинялась перед каким-то пожилым человеком по аналогичному поводу, что его забыли, не пришли, не принесли урну. Говорила – мол, не мы списки печатаем, а председателю вашего участка мы поставим на вид – меры примем, но уже не сегодня, на следующий раз.

На меня там не очень обращали внимание – мол, а, нет в списках, так чего не вписали тут же, подождите, посидите… Но тут в кабинет вошла девушка с фотокамерой и начала съёмку – ну как все переполошились! Стали спрашивать, что это, кто разрешил фотографировать, где разрешение, кто она такая, почему не представилась? Она невозмутимо сказала: "А я и не фотографирую… я снимаю! Я корреспондент газеты "Санкт-Петербург.ру" и представила своё удостоверение на входе. Снимаю ваш трудовой процесс, так сказать, в действии: как тут у вас жалобы, заявления принимаются, например!" Все стали говорить – никаких жалоб пока и нет, где жалобы, где заявления? Я тут же отозвалась – мол, вот я, например, как раз с заявлением! (мне было очень смешно, что это выглядит как заранее отработанная сцена, сговор – а мы ведь с корреспондентом не сговаривались!) Тогда, конечно, ко мне сразу повернулся пожилой солидный – председатель, я так думаю, и очень вежливо и доброжелательно стал меня спрашивать и сочувствовать – да, действительно, со списками бывают такие вещи иногда, спасибо что пришли, указали, мы непременно исправим ошибку – теперь уже к следующим выборам. Я говорю – наверное, мне следует написать заявление? Он – да, наверное, это хорошая мысль, напишите заявление!
.
И вот, братцы, когда надо было вписать свои паспортные данные – я вдруг ощутила такой ужас! Зачем, думаю, я в это влезла? Что теперь будет с нашими кошками, если нам захотят это припомнить?.. То есть совершенно абсурдный, неадекватный страх. Ну что делать, не идти же на попятный – я дописала всё, отдала им, и мы с ними хорошо поговорили, что да, нельзя чтобы были злоупотребления, и другие выборы уже не за горами, и я вышла в коридор.

А меня там уже поджидает эта самая девушка с камерой и с коллегой – мол, а ну скорее расскажите, что у вас за жалоба – а мы запишем, хорошо? – и микрофон подносит. Я говорю – зачем жалоба, просто заявление, что такая произошла накладка, ничего такого, и вот как нарочно, не с молодой дочкой, а со старенькой мамой, которая не пойдёт проверять, не может за себя постоять, настоять…

Она меня записала, а потом и говорит: но вы зря думаете, что это просто так и ничего такого – это не случайно, это сейчас по всему городу… Я: да я и не думаю, что случайно, тут всё ясно! И мы с ней уже как единомышленники обсудили что к чему. Тем более что тут же ещё был человек с жалобой. Мы познакомились, её зовут Ксения Клочкова. Ксения мне про свою газету рассказала, я ей – про странности с наблюдателями. Кстати, меня в комиссии спросили – а что наблюдатели, вы обращались? Я сказала – по-моему, безобразие, совершенно безответственная молодёжь, кое-кто даже пьяный. Они ещё очень интересовались, от какой партии, но я сказала, что он был без опознавательных знаков. А Ксении сказала как было. И что на моём участке "яблочного" наблюдателя вывели против закона за съёмку, тоже сказала.

И вот представьте себе: смотрю я назавтра новости в их газете, репортаж Ксении о выборах – а там как раз про мой собственный участок 37, только события несколькими часами ранее, чем я там побывала! То есть мы с Ксенией и здесь пересеклись. Если бы кто наблюдал со стороны – точно сказал бы, что мы с корреспондентом работаем вместе.


Что ещё важно. В своей статье Ксения делает вывод, противоположный мнению nadia_yacik о необходимости всем идти в наблюдатели:

"В действительности система наблюдателей оказалась неэффективной."

И, как иллюстрация положения наблюдателей:

""Жалуйтесь", - посоветовали журналисты. "Мы боимся, она нас выгонит", - отвечали наблюдатели.

В действительности система наблюдателей оказалась неэффективной. В Адмиралтейском районе на 37 УИКе даже не наблюдатель, а член УИК с правом совещательного голоса от партии "Яблоко", был удален комиссией после того, как выявил нарушение…"



Моё (Татино) мнение на эту тему вот какое:

Я считаю, что отчасти правы они обе. С одной стороны, конечно, если на каждом участке будут такие наблюдатели, как nadia_yacik, то голосование будет защищено.

С другой стороны – где взять таких наблюдателей?

Проблема в том, что когда человек решается идти в наблюдатели, он зачастую не представляет, что такое – оказаться во враждебном окружении, среди не-единомышленников: люди, которые тоже уверены в своей правоте (хотя бы в своём праве любой ценой заработать на этих выборах или не получить нагоняй) так просто не сдадутся. Они сперва будут оказывать прессинг "по-хорошему" типа "вам всё чудится, пойдите развейтесь, выпейте чайку", и надо переламывать свою привычку к соглашательству, естественную человеческую привычку вести себя в обществе конформно. Потом будут спрашивать – "вам больше всех надо, вы хотите неприятностей себе и нам?", потом угрожать, потом эти вроде как "люди как мы" перейдут к совершенно противоправным, бесстыжим действиям – будут вас обвинять в беззаконии, дебоширстве, желании фальсифицировать выборы, провокациях и так далее. На самом деле это страшно – и человек психически неподготовленный, незакалённый, либо пугается и теряет активность, либо срывается и, ломая в себе конформность, идёт напролом – и в итоге попадается на провокацию, или даже вызывает ответный срыв (думаю, тех, кто бил наблюдателей, руководители не похвалят за усердие, это же риск скандала).

Так что хорошие наблюдатели должны получаться из тех, кто по жизни имеет опыт спокойного противостояния большинству, безразлично, в какой сфере – политики, науки или личной жизни. Братцы с соответствующей закалкой, идите в наблюдатели! Выборы нам скорее всего ещё предстоят...

Вт, 6 дек, 2011 04:04 (UTC)
orie

Про неэффективных это она загнула :)

Да, чтобы досидеть до конца подсчёта голосов, иногда надо помолчать по другим поводам, но зато досидишь и будешь контролировать.

А те, кого выгоняют, обычно уже имеют какие-то документы и доказательства нарушений, и партия их потом использует, чтобы судиться.

Вт, 6 дек, 2011 15:52 (UTC)
kiratata

Да, но всё ж таки чтобы чего-то добиться реально - надо бы иметь подсчёт голосов...

А судиться получится? Механизм отработан или пока решают, как это делать?

Вт, 6 дек, 2011 05:15 (UTC)
isya

да, я вот скорее как Вы думаю, это все прочитав.

конечно, система наблюдателей не дает гарантий. ну а что их дает-то? но она хотя бы дает шанс что-то где-то сделать. нельзя ни идти в наблюдатели, надеясь стать "героем", ни ожидать от наблюдателей геройства. да если бы из сотни наблюдателей был только один, за счет действий которого опротестовали бы результаты по участку или, еще лучше, завели бы уголовное дело - в следующие же выборы уже махинаций было бы меньше на порядок. но это неблагодарная и тяжелая работа.

хотя разочарование журналистки тоже можно понять. она, видимо, хороший человек, и обиду на то, что не работает система так, как хотелось бы, понять очень можно. но и наблюдателей обижать тоже не очень хорошо, мне кажется.

Вт, 6 дек, 2011 16:14 (UTC)
kiratata

Да, конечно! Ну вот мы и решили, что нужно озвучить все мнения, чтобы заблаговременно всё обдумать, составить план действий на будущее и пр.

Будут же ещё выборы-то, надо полагать... :)

Вт, 6 дек, 2011 15:17 (UTC)
rchivariuslin

А в ТИК Вас перенаправили абсолютно правильно. Участковые избирательные комиссии получают списки избирателей из ТИК (территориальных комиссий), а те за прошедшее с предыдущих выборов время не удосуживаются выяснить кто умер, кто переехал и т.д.и внести изменения. Многие годами голосуют по дополнительным спискам, но такое голосование не отличается от голосования по основному списку. Доп. списки и предназначены для того, чтобы учесть произошедшие изменения в составе избирателей на участке, но ТИК, как я говорил, об этом не особо парится. Впрочем, я не в курсе, как там у них сейчас.

Вт, 6 дек, 2011 17:07 (UTC)
kiratata

В данном случае в СПб было радикальное изменение системы - обычно голосуют по адресным спискам, а в этот раз сделали по фамильным. Очевидно, что это было нужно чтобы люди не могли посмотреть, не проголосовал ли кто-то за их умершего или парализованного соседа (фамилии-то не все знают, и поди ещё найди! а соседей своих знают все).
По дополнительным спискамв СПб на этот раз люди голосовали так, что один человек мог проголосовать много раз! Ему снова и снова давали возможность...

Ср, 7 дек, 2011 18:41 (UTC)
aconite26

интересно, спасибо за отчет. в конце концов оказалось, что в Питере не было такого беспредела, как в Москве, верно?

Ср, 7 дек, 2011 19:01 (UTC)
kiratata

Фиг его знает - стастистики нарушений у нас нет, судить пока трудно.
Ясно только, что в Питере "Яблоко" прошло в ЗакС. Но, возможно, не нарушений было меньше - а за "Яблоко" голосовало большее число людей.

А сейчас сплошные аресты, ужас... :(
http://www.fontanka.ru/2011/12/07/200/
Тут про "Стратегию-19"

Ср, 7 дек, 2011 19:11 (UTC)
aconite26

ничего себе, сурово, Стратегия-19. не уверена, что я это считаю правильным, чтобы каждый вечер кто-то подставлялся на несанкционированном митинге - но все равно респект, конечно

Ср, 7 дек, 2011 19:53 (UTC)
kiratata

Ну, это выбор... Как бы что делать-то?
Хотя, конечно, страшно.

Респект, конечно.

Чт, 29 дек, 2011 13:02 (UTC)
librina

Добрый день, случайно нашла Ваш пост.
Наблюдать, безусловно, надо. Иначе на каких тогда основаниях потом заявлять о фальсификациях? Но:
Система наблюдений действительно не эффективна. Также как и судебная система. Это показало время, иски партий по расхождениям в протоколах отклоняются судьями. Задача наблюдателя тогда не понятна: должен ли он действительно обращать такое внимание на нарушения в процессе голосования или он должен стоять до конца, добиваться получения протокола и потом уже заявлять о том, что что-то было не так?
вот немного о том, как делалась карусель-ручеек:

http://saint-petersburg.ru/m/307196/obmanschiki_trebowali_chestnosti_ili_kak_proishod.html

про нарушения в ТИКах могу сказать, что их было много. Но судя по имеющейся информации не понятно, больше было вброшено голосов или подтасовано в электронной системе уже в ТИКе..
Извините, что я на вас так с камерой "набросилась". Была нервная обстановка, нам хотели запретить снимать вообще, через 2 часа после вашего ухода в ТИК нагрянули "братки" и выгнали комиссию из комнаты, начали там что-то смотреть, менять, но я, к сожалению, этого уже не застала. Это мне наблюдатель от Голоса рассказал уже потом.
4 декабря был днем, анализируя который потом, на меня находило отчаяние.
А на Верейской улице наблюдал мой знакомый, которого удалили, из-за того, что он поймал "карусельщиков".
Приятно было увидеть, пообщаться, а теперь и прочитать человека с активной гражданской позицией.

Ксюша Клочкова


Чт, 29 дек, 2011 17:57 (UTC)
kiratata: Привет!

Это Тата.

Я была страшна рада знакомству. Вы пишете -
"Извините, что я на вас так с камерой "набросилась"" - да нет, наоборот, мне всё это очень понравилось и пришлось кстати; я считаю, только так и должен действовать журналист, иначе вообще ничего не попадёт в СМИ из реально происходящего.

Мы будем очень рады продолжить знакомство.