?

Log in

No account? Create an account

Сб, 19 ноя, 2011, 02:01
Заключение от экспертов из организации "Юристы за конституционные права"

==============================

Заключение на проект закона г. Санкт-Петербурга «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге»

18.11.2011 г. 16 ноября законодательное собрание Санкт-Петербурга почти единогласно приняло в первом чтении внесенный фракцией «Единая Россия» проект закона «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге», предусматривающий введение административной ответственности за «публичные действия, направленные на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних», а также за «публичные действия, направленные на пропаганду педофилии».

За совершение указанных действий предусматриваются штрафные санкции в размере от 1 до 3 тысяч рублей для граждан, от 3 до 5 тысяч – для должностных лиц и от 10 до 50 тысяч – для юридических лиц.

Однако суммы штрафов могут увеличиться: после заседания спикер Заксобрания Вадим Тюльпанов сообщил журналистам, что ко второму чтению они могут достигнуть 500 тыс. рублей для юридических лиц.

Законы, устанавливающие административную ответственность за «публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних», уже приняты в Рязанской и Архангельской областях.

Тот факт, что парламентарии Санкт-Петербурга ставят гомосексуальность, бисексуальность и трансгендерность в один ряд с сексуальными преступлениями против несовершеннолетних – педофилией, относя все эти явления к «половым извращениям» (на это указывается в заключении на проект закона юридического управления аппарата Законодательного собрания), говорит о непонимании законодателями значения данных терминов или о желании искусственно подменить одни понятия другими.

Гомосексуальность и бисексуальность – это варианты сексуальной ориентации. Трансгендерность – зонтичный термин, охватывающий все идентичности и практики, которые выходят за пределы социально сконструированных границ пола/гендера [1]. Педофилия – психическое расстройство, сексуальная девиация (диагноз F65.4 (класс V) в соответствии с Международной классификацией болезней).

Юридическое управление аппарата Законодательного собрания Санкт-Петербурга, жонглируя терминологией, сообщает, что «в современной медицине используется также понятие «сексуальная девиация». Основные группы девиаций описываются в международной классификации болезней (МКБ-10) в группе диагнозов F65 (Класс V). При этом девиации (парафилии) не являются вариантами сексуальной ориентации», не уточняя, однако, что гомосексуальность была исключена из МКБ в 1990 году, а бисексуальность в нее никогда не входила, а следовательно, парафилиями эти варианты сексуальной ориентации не являются. Что же касается трансгендерности, то одним из ее проявлений является, например, выступление артиста Андрея Данилко в образе Верки Сердючки. Вряд ли депутаты Заксобрания Санкт-Петербурга подразумевали запрет выступлений актеров в амплуа травести. Вероятнее всего, имелась в виду транссексуальность – «стойкое осознание своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильное (соответствующее генетическому полу) формирование гонад, урогенитального тракта, вторичных половых признаков, характеризующееся устойчивым стремлением изменить свой пол путем гормонального и хирургического лечения, а также легализовать в обществе желаемую половую роль». Это определение приводится в клиническом руководстве «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств», утвержденном Приказом Минздрава РФ от 6 августа 1999 г. № 311. Транссексуальность действительно рассматривается как расстройство личности и поведения (впрочем, уже не во всех странах – во Франции она исключена из списка заболеваний), однако в соответствии с МКБ-10 она относится к группе диагнозов F64 (расстройства половой идентификации), что не имеет ничего общего с группой диагнозов F65 (расстройства сексуального предпочтения). Механизмы возникновения транссексуальности до конца не изучены, однако большинство ученых предполагают, что в ее основе лежит неправильное развитие дифференцировки структур мозга плода, в первую очередь гипоталамуса, во время беременности матери вследствие нарушения ее гормонального фона. Утверждения о том, что транссексуальность может возникнуть в результате воспитания ребенка в противоположном поле или иного внешнего влияния, не имеют под собой основания, поскольку манифестация транссексуальности обычно возникает у детей, воспитанных в соответствии с их биологическим полом, в возрасте 5-7 лет и даже раньше. В качестве методов лечения транссексуальности Минздрав РФ рекомендует гормональную заместительную терапию с целью подавления врожденных и стимулирования развития желаемых вторичных половых признаков и хирургическую коррекцию анатомических половых признаков, а психотерапию рассматривает лишь как поддерживающую помощь в процессе и после перемены пола. Следует также отметить, что решение об изменении пола гражданина принимается специальной медицинской комиссией, заседанию которой предшествует наблюдение пациента в течение 2 или более лет и всестороннее обследование. При этом сам комплекс операций по перемене пола является опасным, дорогостоящим и не оплачивается из бюджета. Сложно предположить, что некая мифическая «пропаганда» способна толкнуть человека, не имеющего стойкого осознания своей принадлежности к противоположному полу, на такой шаг.

Кроме того, рассуждая о дефинициях используемой в законе терминологии, Юридическое управление утверждает, что «мужеложство и лесбиянство» относятся к действиям сексуального характера (глава 18 Уголовного кодекса РФ)», опуская при этом такой существенный для уголовно-правовой квалификации признак, как насильственный характер деяния. Из-за этого у читателя создается ложное впечатление, что гомосексуальность («мужеложство и лесбиянство») образует состав преступления сама по себе. С таким же успехом можно было написать: «гетеросексуальный половой акт (ст. 131 Уголовного кодекса РФ)», подразумевая не изнасилование, а добровольное половое сношение между мужчиной и женщиной.

При этом в пояснительной записке к проекту закона указывается, что «настоящий законопроект разработан на основании коллективного обращения, подписанного несколькими сотнями жителей города, протестующими против подобной пропаганды». Однако никаких общественных слушаний, которые позволили бы учесть весь спектр мнений, существующих в обществе по данному вопросу, не проводилось, а под петицией против принятия этого закона менее чем за неделю подписались более 9 тысяч человек.

Вызывает вопросы и определение объективной стороны административного правонарушения, описанного в проекте закона. Санкт-петербургские законодатели пользуются термином «пропаганда», дефиниции которого законодательство РФ не содержит. В соответствии с Толковым словарем Ожегова пропагандой является «распространение в обществе и разъяснение каких-н. воззрений, идей, знаний, учения». Словарное определение не позволяет выяснить, какие конкретные действия нарушают закон. Является ли административным правонарушением, например, проведение публичного мероприятия, направленного на привлечение внимание к проблемам защиты прав ЛГБТ? Размещение гомосексуалами в социальной сети своих фотографий в альбоме «Семейные фото»?

По мнению Европейского суда по правам человека, норма считается «предписанной законом», если она является обязательной для применения и достаточно предсказуемой для того, чтобы субъект права мог выстраивать в соответствии с ней свое поведение. Так, в Судебном решении от 26 апреля 1979 г. (абз. 47, 49) в деле «Санди Таймс против Соединенного Королевства» ЕСПЧ отметил, что «норма не может считаться «законом», если она не сформулирована с достаточной степенью точности, позволяющей гражданину сообразовывать с ней свое поведение: он должен иметь возможность - пользуясь при необходимости советами - предвидеть, в разумной применительно к обстоятельствам степени, последствия, которые может повлечь за собой данное действие».

Таким образом, для исключения возможности произвольного толкования нормы права законодателю необходимо разъяснить, что именно он понимает под термином «пропаганда». В настоящее время в сопроводительных документах к законопроекту такой информации не содержится, однако члены комитета по законодательству высказывали свои мнения на этот счет в интервью.

Парламентарии полагают, что пропагандой будет считаться «призыв, положительные отзывы или высказывания, пропагандирующие несовершеннолетним нетрадиционные половые и семейные отношения». Депутат Виталий Милонов, председатель комитета, дополнительно пояснил, что «прежде всего под пропагандой будет пониматься целенаправленная агитация за нетрадиционные отношения среди молодежи». В качестве примера он привел организацию «тематических» клубов для подростков или адресное распространение материалов о гомосексуализме в социальных сетях.

Трактовка термина «пропаганда», предложенная членами комитета по законодательству, во-первых, содержит логическую ошибку, именуемую «порочный круг в определении» (определение предмета через свойства самого предмета – в данном случае пропаганды через пропагандирование), а во-вторых, содержит прямое ограничение конституционных прав на свободу слова (ст. 29 Конституции РФ) и свободу собраний (ст. 31), поскольку фактически легитимирует возможность запрета проведения любых публичных мероприятий, направленных на защиту прав человека, принадлежащих гомосексуалам, бисексуалам и трансгендерам. Любой публичный дискурс заведомо обращен к неопределенному кругу лиц, и организаторы публичных мероприятий не могут ограничить доступ несовершеннолетних на улицу, площадь или другую публичную площадку, где проводится мероприятие (потому что это означало бы ограничение их права на свободу передвижения).

Более того, введение такой дефиниции на законодательном уровне послужит основанием для привлечения к административной ответственности за любое публичное проявление гомосексуальности, за ее демонстрацию в кино, изобразительном искусстве, за обсуждение темы в блогах, научно-популярных журналах и СМИ, за размещение информации о медицинских учреждениях и психологических консультациях, оказывающих помощь транссексуалам.

Что же касается «примеров пропаганды», приведенных депутатом Милоновым, то под «тематическими» клубами парламентарий, вероятно, понимает клубы, в которых подростки смогут получить информацию о гомосексуальности, бисексуальности и трансгендерности. Запрет создания подобных организаций является прямым нарушением права на свободу ассоциаций, а также права получать свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию. Запрет «адресного распространения материалов о гомосексуализме в социальных сетях» является ограничением свободы слова и упомянутого уже права на информацию.

Санкт-петербургские законодатели считают, что информирование несовершеннолетних о гомосексуальности неминуемо нанесет им вред (иначе бы зачем ограждать их от этого?), однако ни в пояснительной записке к проекту закона, ни в заключении Юридического управления аппарата Заксобрания не содержится никакого научного обоснования того, что упоминание гомосексуальности или открытое общественное обсуждение положения сексуальных меньшинств может отрицательно сказаться на несовершеннолетних. Собственно, такого обоснования и не существует, поскольку сексуальная ориентация не формируется в результате воздействия извне.

В действительности этот проект закона направлен против интересов несовершеннолетних. Одобрившие законопроект парламентарии, видимо, полагают, что до 18 лет человек не имеет сексуальной ориентации и связанных с ней потребностей и проблем. Однако в действительности дело обстоит иначе. Как свидетельствует официальный журнал Американской академии педиатрии «Pediatrics», «как минимум 47% гомосексуальных подростков всерьёз задумывались о суициде, 36% уже совершали попытки самоубийства» [2]. Это является результатом изоляции, неприятия со стороны родителей и сверстников, насмешек, оскорблений и/или депрессий. Запрет на публичное обсуждение темы гомосексуальности ухудшит положение этих несовершеннолетних ещё больше. Напомним, что Россия лидирует в мире по числу подростковых самоубийств [3], и игнорирование вопросов сексуальной ориентации и гендерной идентичности лишь усугубит это положение.

Необходимо также отметить, что принятие этого закона станет прямым нарушением международных обязательств РФ по обеспечению свободы слова и борьбе с дискриминацией, поскольку он противоречит букве и духу целого ряда международных документов о правах человека (ст. 19, 21, 22 Международного пакта о гражданских и политических правах; ст. 10, 11 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод; Рекомендация Комитета Министров Совета Европы № CM/Rec(2010)5 государствам-участникам о мерах по борьбе с дискриминацией по признакам сексуальной ориентации или гендерной идентичности от 31 марта 2010 г.; Рекомендация № 211 (2007) о свободе собраний и мнений для лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов Конгресса местных и региональных властей Совета Европы).

Приведем лишь несколько пунктов из Рекомендации Комитета Министров Совета Европы № CM/Rec(2010)5 государствам-участникам о мерах по борьбе с дискриминацией по признакам сексуальной ориентации или гендерной идентичности от 31 марта 2010 г., которым противоречит сам факт принятия подобных законов:

«I. Свобода объединений

9. Государства-участники должны предпринимать надлежащие меры для обеспечения того, чтобы, в соответствии со статьей 11 Конвенции, право на свободу объединений действительно могло осуществляться без дискриминации по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности; в частности, дискриминационные административные процедуры, в том числе чрезмерные формальности при регистрации объединений и их функционировании на практике, должны не допускаться и отменяться; также должны быть предприняты меры по предупреждению злоупотреблений юридическими и административными положениями, касающимися, например, здоровья населения, общественной нравственности или публичного порядка.

III. Свобода выражения и мирных собраний

13. Страны-члены должны принять надлежащие меры по обеспечению, в соответствии со Статьей 10 Конвенции, того, чтобы право на свободу выражения эффективно использовалось, без дискриминации на основании сексуальной ориентации или гендерной идентичности, включая свободу получения и распространения информации по темам, относящимся к сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

VI. Образование

32. С этой целью с учетом должного внимания к основополагающим интересам ребенка на всех уровнях должны быть приняты надлежащие меры по обеспечению в школах взаимной терпимости и уважения вне зависимости от сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Эти меры должны включать в себя обеспечение объективной информации о сексуальной ориентации и гендерной идентичности, например, в школьных учебных планах и образовательных материалах, а также обеспечение учеников и студентов необходимой информацией, защитой и поддержкой для того, чтобы дать им возможность жить в соответствии с их сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью. Кроме того, государства-члены должны разработать и претворить в жизнь концепции и планы действий в отношении равенства и безопасности в школах, а также могут обеспечить доступ к соответствующим антидискриминационным программам или поддержке и учебным пособиям. Такие меры должны учитывать права родителей в отношении образования их детей».

На факт нарушения международных норм уже обратила внимание ассоциация ILGA-Europe, выразившая свою «глубокую обеспокоенность законопроектом, внесенным на рассмотрение Юридического комитета Законодательного Собрания Санкт-Петербурга».

Помимо нарушения международных норм, данный проект содержит в себе попытку обойти принятое ЕСПЧ решение по делу «Алексеев против России». Так, в абз. 80 этого решения указывается, что «любые меры, связанные с вмешательством в свободу собраний и выражения, кроме случаев призыва к насилию или отвержения демократических принципов, – при этом, какими бы шокирующими и неприемлемыми ни казались властям отдельные взгляды или высказывания – наносят ущерб демократии и часто даже опасны для нее».

Сразу после одобрения проекта закона солидарность со своими Петербургскими коллегами выразил председатель Московской городской думы Владимир Платонов. В эфире «Эха Москвы» он заявил, что пропаганду гомосексуализма нужно запретить и в столице России. Однако, по мнению спикера, этот запрет не должен распространяться на искусство, в частности, кинематограф.

17 ноября председатель комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмила Стебенкова сообщила, что разработка документа, аналогичного санкт-петербургскому, уже ведется.

В этот же день спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, отвечая на вопросы журналистов в ходе своей однодневной рабочей поездки в Рязанскую область, заявила, что закон, устанавливающий административную ответственность за пропаганду гомосексуализма и педофилии среди несовершеннолетних, может быть перенесен на федеральный уровень.

По мнению АНО «ЮРИКС», заявления о возможности принятия в Российской Федерации законов, прямо нарушающих Конституцию и ряд международных документов, со стороны чиновников, занимающих высшие посты в органах власти, недопустимы.

Примечательно, что за день до рассмотрения законопроекта Заксобранием Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга признал незаконным отказ властей в согласовании правозащитного шествия и митинга ЛГБТ-активистов организации «Равноправие», планировавшегося на 25 июня 2011 года. Кроме того, суд обязал органы исполнительной власти устранить допущенное ими нарушение закона путем согласования аналогичного мероприятия заявителей.

В случае вступления в силу описанных выше поправок к закону «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» исполнение решения суда может стать невозможным.

Таким образом, рассматриваемый законопроект противоречит Конституции Россиской Федерации, ряду международных документов, является попыткой уклониться от исполнения решения Европейского суда по правам человека, а также содержит существенные недостатки юридической техники.


[1] Определение приводится в работе: Currah P. Gender Pluralisms under the Transgender Umbrella // Transgender Rights. Minneapolis, Minn., Univ of Minn. Press, 2006. P. 4.

[2] Volume 118, Number 1, July 2006, pp. 349-364.

[3] «Смертность подростков в Российской Федерации». - М., 2010.

==============================

Данное заключение на сайте организации "Юристы за конституционные права и свободы" ("ЮРИКС")вот здесь.

==============================