?

Log in

No account? Create an account

Декабрь, 30, 2009

17:38
Поэзия и её иноликие сёстры: сущностная близость в разноязычии воплощений

Думайте о поэзии каторжными ночами… (с)


Поэт и проповедник, равно пламенный и дерзновенный в обеих ипостасях своего творческого делания, о.Константин Кравцов (o_k_kravtsov) пишет вот такие замечательно точные слова о соработничестве Богу:

"Бог – Творец: образ Божий в нас – это творчество. Разумеется, не обязательно художественное <…> – у каждого свое предназначение, но оно всегда – вполне конкретное дело, а не прекраснодушный треп о любви: любовь – это преображающее действие, будь то молитва, писание стихов или, скажем, командование армией, или управление страной, или что угодно, включая окучивание картошки и мытье посуды, писание в ЖЖ, да и вообще все."

Подчёркивая аспект "равноправности" разнообразных преображающих мир действий, о.Константин тем не менее изо всех видов творчества выделяет поэзию:

"<…>…поэзия - это совершенно особое отношение к слову и связи между словами. хотя сколько угодно плохих поэтов, которые этого не понимают и полагают, что поэзия служит для выражения мыслей, чувств, самовыражения..."

Указанный тезис представляется нам достаточно интересным, чтобы развить его, продолжить эту мысль – отчасти солидаризуясь с о.Константином, отчасти полемизируя с ним.

С одной стороны, да, безусловно, это так: поэзия – дело особое. Особое отношение к слову, особое ощущение связи между словами – той самой связи, которая отображает глубинную взаимосвязь причин и следствий, созидающих плоть мироздания, вплоть до онтологической основы, до изначального каркаса бытия.

С другой стороны, ведь если рассматривать разные виды человеческой деятельности на полном серьёзе, без скидок на "заедающую рутину", именно в качестве миропреображающего действия / активно-конкретной реализации любви – то практически о каждом из них можно сказать, что "это – дело особое", что в каждом из них тем или иным образом запечатлевается и проявляется это самое плетение причинно-следственных связей, этот самый каркас бытия. Вышесказанное касается и командования армией, и управления страной, и даже мытья посуды, не говоря уже об окучивании картошки или тем паче выращивания цветов – на полном серьёзе, без скидок, всё это совершенно немыслимо без обращения к базовым конструкциям, без сверки с основой, без того, чтобы – сознательно или подсознательно, вербализованно или невербализованно – постоянно поддерживать "равнение на Бытие".

Что же можно сказать о поэзии, если не сводить определение поэзии к чистой формалистике, к тем трудноформулируемым филологическим аспектам, которые как бы характеризуют поэтический текст в отличие от прозы? Как обозначить то, чем поэзия-по-большому-счёту действительно отличается от всего остального?

Под катом: Сущность поэзии и её иноликие сёстры. Благодарственный гимн разноязычиюСвернуть )