?

Log in

No account? Create an account

Февраль, 24, 2008

01:24
Оптимистическая история из ЖЖ vespro

Недавно, 20.02.2008, мы прочитали в журнале нашей любимой  vespro   замечательную зарисовку из жизни, которую с разрешения автора приводим целиком.

Итак, vesproрассказывает оптимистическую историю -
Про гастарбайтера, Букстехуде и добрых людей

До ближайшей станции метро можно дойти за пять минут, но в вагон войти нельзя, так как в этом вагоне уже едет трудолюбивое Строгино. До соседней станции ходит три автобуса.
Если вы, оборони Бог, решите перенести инфаркт в автобусе, садитесь в 660. Он едет из кардиоцентра и везет со смены неплохих кардиологов.
Мне достался номер 626. Не так чтобы полный, но и не совсем пустой.
В ушах у меня играла дивная кантата Букстехуде, и я, естественно, думала о проявлении Божественной любви через посредство музыки. В этот момент на меня свалился гастарбайтер, выдрав из моих ушей наушники.
Гастарбайтер был высок, худ и нехорошо бледен.
- Прастити, - сказал гастарбайтер, - Памирай.
- Эй, мужик, ты чо? - удивилась я.
Гастарбайтер лег на лавку, держась за сердце и закатывая мученические глаза.
- Понаехали тут, - сказала Бапка-в-Шапке.
- Не продохнуть! - согласилась Тетка-в-Шляпе.
- У кого есть валидол? - завопила я.
- Не трогайте его! Он вас испачкает! И заразит! - предупредила Дама-в-Каракуле.
- Дама! - сердито сказала я, - На вас с неба смотрит Бог, и Ему тошно. Если Его вырвет, нас всех тут ТАК испачкает...
- Нате валидол, - сказал Дядя-в-Лыжной-Шапочке.
- Под язык! - велела я.
Автобус остановился у метро.
- В принципе, там есть врач, - сказала Бапка-в-Шапке, указывая на вестибюль метро.
- Надо отвести, - согласилась Тетка-в-Шляпе.
- Мужчина, помогите! - потребовала Дама-в-Каракуле.
- Я тороплюсь, - сказал Дядя-в-Лыжной-Шапочке.
- Как вам не стыдно, - сказали все хором.

В вестибюле метро мы нашли медсестру, милиционера и стул.
- Так, - сказала я, - Мне пора на работу. Вот моя визитка. Кто подождет скорую?
- Мы! - сказали Бапка-в-Шапке, Дама-в-Каракуле и Тетка-в-Шляпе.
- Позвоните мне, когда его заберут.
- Ты начальник, да? - спросил гастарбайтер, старательно рассасывая валидол.
- Намного хуже. Я - учительница.

По дороге я дослушивала кантату, и думала, что Бапка-в-Шапке, Дама-в-Каракуле, Тетка-в-Шляпе и Дядя-в-Лыжной-Шапочке скорее всего знать не знают про Букстехуде, и про Божественную любовь, выраженную вот в этом нежном, плывущем ритме.
А поди ж ты.

Да, у гастарбайтера таки инфаркт.
И он таки в больнице. Они ЗАПИСАЛИ, в какой.

--------------------------------

И еще мы хотим добавить несколько слов от себя.

Нас глубоко поразило, вдохновило, обнадежило то обстоятельство, что, судя по всему, наши сограждане снова стали способны адекватно реагировать на слова. Под адекватностью мы подразумеваем ту норму реакции, которая отражена в Евангелии от Иоанна (8, 7-9): в ответ на предложение Иисуса "кто из вас без греха, первым брось камень" - люди, обличаемые совестью, разошлись все до единого.

Адекватная реакция - услышать сходу, с первой подачи, и применить услышанное к себе.
И успеть принять меры в соответствии с услышанным.

Возможно, многие уже забыли советские времена, даже если застали их по возрасту. Мы не забыли.
Мы прекрасно помним, какова норма реакции в соответствующей ситуации советского человека:
камни полетели бы градом.

Самое первое движение, которое побуждало людей к действию - откреститься, отпихаться, отречься от любого, кто так или иначе оказался неудобен, некстати, не в фаворе и пр. Это культивировалось повсеместно и имело место всю дорогу - и разница между "ранне-советским" и "поздне-советским" периодом лишь в том, что сперва полагалось набрасываться и терзать любого неугодного всей стаей, а позже всей стае полагалось разбегаться, оставив терзать неугодного специально подготовленным стервятникам. Норма реакции и в том, и в другом случае оставалась одна и та же: ни о каком адекватном восприятии упрека речи идти заведомо не могло.

Честно говоря, даже когда весь этот кошмар стал кончаться, мы не могли поверить, что при нашей жизни люди снова станут способны сходу слышать обращенные к ним слова - и, обличаемые совестью, менять свое поведение.

А вот поди ж ты.